Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

English French German Italian Portuguese Spanish

В ноябре 1920 г. макет памятника III коммунистического Интернационала был впервые представлен широкой публике в Петрограде. В честь столетия этого события в Пензе была подготовлена выставка «#СтоТатлин». Ее центральным экспонатом стал макет знаменитой башни, выполненный студентами ПГУАС под руководством заведующей кафедрой «Основы архитектурного проектирования», кандидата архитектуры Е.Г. Лапшиной.

Выставка, организованная в арт-пространстве в доме Бадигина (ул. Куйбышева. 3), посвящена яркому представителю русского авангарда Владимиру Татлину, а также его наследию. В экспозицию вошли работы студентов ПГУАС и учеников детской художественной школы №1. Кроме того, там представлены фотографии и видеоматериалы, раскрывающие наследие Татлина. Главным организатором выставки выступила доцент кафедры «История и философия» ПГУАС А.Г. Вазерова.

В небольшом зале арт-пространства представлены картины и инсталляции, созданные под впечатлением той эпохи и той атмосферы, в которой творил сам В.Е. Татлин. Но основным экспонатом, вокруг которого и сформировалась выставка, стала, разумеется, та самая башня – макет памятника III коммунистического Интернационала.

Директор картинной галереи им .Савицкого Кирилл Застрожный отметил: «Данный проект нравится мне необычностью и смелостью самой идею. Я с трудом представляю эту 400-метровую башню под наклоном, с вращающимся залом, где находились бы вожди Коминтерна и товарищ Сталин. Это был слишком смелый проект, он явно опередил свое время. Но идея вращения потом была воплощена. Например, в Останкинской башне, в ресторане «Седьмое небо». Как директору пензенской галереи мне очень нравится, что наш пензенский Татлин – это один из символов модерна и авангарда».

Башня, которая никогда не была построена, до сих пор, даже спустя столетие, будоражит воображение людей. Многие и в наши дни пытаются представить, как бы выглядела эта конструкция в С.-Петербурге, рядом с Петропавловской крепостью, где ее планировал разместить Татлин.

Огромная четырехсотметровая башня задумывалась не только как утилитарное сооружение, но как важный символ. Сами эти цифры - 400 метров в высоту и в диаметре основания – были глубоко символичны. Это одна миллионная от протяженности экватора. Наклон башни тоже не случаен. Конструкция, как огромный гномон (указующий элемент солнечных часов), ориентирована на Полярную звезду. Отсюда и наклон, делающий башню столь необычной. Из-за подобных особенностей сегодня многие исследователи наследия Талина спорят, является памятник III Интернационала зданием или же гигантским астрономическим прибором, хитроумным механизмом.

В пользу последней версии говорит и внутреннее устройство башни. В ее сердцевине должны были поместиться вращающиеся геометрические фигуры: в самом низу огромный куб, выше него пирамида, потом цилиндр и, наконец, шар, пишущий лучами на небе разнообразные декреты. А внутри этой огромной заводной игрушки из стекла и металла работали бы представители всех ветвей власти. Наверное, столь смелая идея могла родиться лишь в революционную эпоху начала ХХ века, во времена социальной, культурной и научной революции.

Макеты башни, созданные В.Е. Талиным, давно утеряны и наверняка погибли. Но в нашу эпоху на волне интереса к наследию великого авангардиста было сделано несколько попыток воссоздать его Magnus Opus. В Пензенской области макет башни удалось восстановить в начале девяностых годов. Сейчас эта работа находится в Третьяковской галерее.

Пензенскую выставку «#СтоТатлин» посетила и непосредственная участница реконструкции башни Елена Геннадьевна Лапшина. В девяностые она сделала чертежи данного памятника. Это было весьма непросто, в особенности учитывая то, что сам Татлин чертежей не оставил. Работать приходилось по сохранившимся фотографиям оригинального макета.

Е.Г. Лапшина высоко оценивает значение татлинской башни, ее революционной формы: «Это начало новой динамической архитектуры. Это архитектура техномира, в который мы с вами сегодня попали. Он имеет очень большие скорости. Не только скорости передвижения, но и смены знаков, ориентиров, философии, религии. Башня – это символ такой эпохи».

До сих пор многие энтузиасты желают, чтобы замысел Татлина воплотился в жизнь, и его башня появилась в Петербурге или в ином городе. Но Е.Г. Лапшина полагает, что этой конструкции, пожалуй, лучше остаться красивой задумкой, смелой идеей. «Призрак башни, как призрак коммунизма, уже сто лет бродит по Европе. Эта идея прославляет нашу страну, наш русский авангард.  Это единственное из архитектуры, что вышло в Европу. Все остальное мы оттуда завозили», - говорит Елена Геннадьевна.